ОМСКИЙ КЛУБ


Рубрики

Неразобранное [53]
Статьи на самые разные темы

Опрос

Откуда вы узнали об Омском Клубе
Всего ответов: 118

Интересно

Теги

Омск Омский Клуб дискуссия семинар Клуб Деловых Журналистов маркетинг позиционирование дискуссия по позиционированию Омска архитектура стратегия выставка мифы проект Корб Экология рефлексия муратов Образ фото Кручинский конкурс региональный маркетинг Шатилов сайт дерево коновалов Развитие Кунгурцев диспут Костарев Позиционирование региона интернет память Политика Россия клуб чиновники брэнд город экспертиза Власть бренд история искусство культура СМИ Монстрация брэндинг сообщество инфраструктура проектирование Выборы бизнес Омск-300 ГПО блогер #Omsk город-сад Город-пень Блогеры территориальный маркетинг памятник снос акция день города арт-выставка Омская область горсовет гражданский план Омская крепость депутаты гражданская самоорганизация самоуправление Друг Деревьев городские ущелья градостроительство видео самоорганизация организация инициатива урбанистика #НаПушкина коммуникации гражданский план Омск-300 Федоров Любинский Активность Открытая Крепость Завьялова управление Экономика методология социология Клуб Блогеров Аналитика ОКБ акции Мельниченко 2013 2009

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Публикации

Главная » Статьи » Общие темы » Неразобранное

Омск - город без будущего? Стенограмма

16 февраля 2002 г. в региональном центре по связям с общественностью состоялась дискуссия "Каково будущее Омска?" Организовали ее Ассоциация омских журналистов и омское отделение партия "Яблоко". Ученые, политики, бизнесмены и журналисты обсуждали, что ждет наш город в будущем, есть ли у него потенциал развития и есть ли у граждан или власти видение того пути, по которому движется Омск. Мы представляем читателям "КВ" фрагменты этой дискуссии. Полностью с ней можно будет ознакомиться к концу следующей недели на сайтах: www. kvnews. ru, www. omsknews. ru и www. isid. net.

 

КРЮЧКОВ Владимир Николаевич

кандидат экономических наук

С проблемами будущего города мне приходилось сталкиваться во время свой работы, с разных сторон входить в эту проблему. С чем я столкнулся всерьез – это с отсутствием определения миссии города, потому что в каких только документах я ее не искал. Она мне нужна была только как практический материал, на который я дальше мог бы опираться и дальше разрабатывать свою миссию. Эту миссию города я так и не нашел, хотя о миссии города написано достаточно много. Есть формулировки, они носят достаточно корявый характер, они не продвинуты во времени, т.е. непонятно – на что эта миссия ориентирована, к чему призывает.
Действительно, ради чего общество людей больше миллиона человек существует в этом холодном климате, производят продукцию, которая вообще имеет себестоимость выше, чем в европейской части. Понятно, я сам попытался сформулировать это и на сформулированную миссию опирался в своей работе. У меня это вылилось в следующие простые формулировки.

На мой взгляд, миссия города, если она существовала где-то последние 30-40 лет, достаточно ярко выражена в области оборонной промышленности. За последние 15-20 лет эта миссия в корне поменялась, потому что необходимость в таком центре оборонной промышленности далеко за Уралом просто-напросто пропала по ряду причин. Не мне вам об этом говорить. Тогда возникает вопрос: «А во имя чего тогда все эти люди здесь живут?» Кроме того, что они просто выживают? Да и с точки зрения этой страны, с точки зрения мира – что они выполняют, ради чего их можно держать здесь таким сообществом? Мне показалось, что оправдание здесь может быть только одно: во-первых, наша близость к сырьевым ресурсам этой страны. Более того, , наше положение по отношению к этим ресурсам – оно, естественно, пограничное. Мы возвращаемся к тому, ради чего этот город был организован в самом начале – возвращаемся к военной крепости. Т.е. мы на самом деле рубеж, который защищает сырьевые ресурсы от, скажем так, азиатского направления, потому что там сейчас нарастает агрессия достаточно серьезная, причем потихоньку, незаметно. Последние события в Афганистане и строительство баз Американцев постепенно приводит к мысли что вообще-то складывается очень серьёзная обстановка. Удвоение военного бюджета США тоже о многих вещах говорит и, казалось бы, явных причин для этого нет, тем не менее ото происходит.

Поэтому, с одной стороны, наша задача, действительно, охрана этих ресурсов, с другой стороны — подпитка этих ресурсов интеллектуальным, промышленным потенциалом, что реально и происходит, так как наши многие сферы промышленности переориентировались на нефтеносные, газоносные регионы. Вот это, по моему, хоть как-то оправдывает то, что мы вместе здесь делаем. Потому, что в противном случае, у меня, например, возникает вопрос: «Не лучше ли все-таки сделать программу и все народы переселить отсюда в теплые края, чтобы они там занимались производством того же самого, но просто снизили затраты?». Есть качественный пример — единственный в мире памятник программе — это памятник Детройту, программе развития города. Памятник поставили этой программе, так как она действительно была реализована, то есть как только стала проблема, что нужно не такой автомобилестроительный центр США после энергетического кризиса, тут же была принята программа целью которой население Детройта было уменьшено где-то на 40%. Люди были переориентированы, то есть это было планомерно выполнено, в результате город был просто спасен. Вот сейчас, возвращаясь к предмету нашей дискуссии, можно много говорить о разных аспектах развития этого города, этого региона, но прежде всего надо все-таки определитсяради чего мы все здесь в таком виде существуем, понять это, и если, в принципе, не оправдано существование такого конгломерата промышленности, то надо просто действительно разработать программу, как сделать существование этого города приемлемым.По моему это важно, я просто залез в интернет, на официальный сайт Омской администроции и увидел радостные вещи, информация такая, что Омск занимает 4-е место по производству валового национального продукта на душу населения. Это за Москвой, С-Петербургом и Екатеринбургом, данные 1999 г., на сайте они просто не обновлялись. Есть и другие ресурсы — это инвестиционный потенциал регионов России, теперь смотрим — 2 года назад Омская область занимала 33 место, год назад 36, в прошлом году 39 место. Тенденция не самая радостная. Тем не менее повторяю, программа, Которая действительно намечена и выполняется в этом городе по выходу из этой ситуации, работоспособность программы я пока не видел.

 

РАЗУМОВ Владимир Ильич,

профессор, доктор философских наук

Прежде всего, я считаю, мы присутствуем на очень важном событии, действительно, гражданское общество формировать без дискуссионных площадок, видимо невозможно, и я это хочу сказать не только как теоретик, а как человек который практически с 1996 года включен в те или иные работы связанные с планированием и стратегией развития города и региона. 

На что я здесь хочу обратить внимание, по поводу чего мы здесь собрались, каково будущее Омска? Здесь я хочу напомнить о том, что еще великий философ Гегель обратил внимание на то, что народ и правительство, которое этот народ имеет, всегда соответствуют друг другу. Я считаю, важно, насколько сейчас мы сами зададим вопрос: «А вообще, есть ли будущее у Омска?». Здесь мне очень понравилась та острота, которая была в выступлении В.Н. Крючкова, но действительно, какие у нас перспективы, есть ли перспективы? Может, действительно, надо переселятся? И здесь я хочу сообщить следующие моменты: во первых — из отдельных разрозненных тематических комиссий, которые работают более или менее регулярно уже с 1998 года, сформировалась группа ученых, которая занялась разработкой комплексного представления стратегии развития города, это оформлялось первоначально в форме проекта, концепции, затем это окончательный был документ концепции стратегического развития города. Я прекрасно понимаю, что этот документ, скорее всего, был просто началом серьезных исследовательских работ в области нашего города и региона, потому что, представьте себе: город и регионы это, действительно, сложнейшие объекты, ими нодо определенным образом управлять. Как ими управлять? Кто вообще этими проблемами занимается комплексно?А ведь это действительно серьезная задача. Надо готовить кадрыдля того, чтобы они готовы были заниматься, входить в тематику развития города и регионов. И в этом смысле, я считаю, кое что было сделано, то есть начало комплексной исследовательской деятельности по вопросам развития города, этому был дан толчок. Здесь я могу сослаться на опыт Екатеринбурга, который мы изучаем, я ездил туда на конференцию и я лично общался, изучал этот опыт. Ведь там, прежде всего, вопросы, касающиеся стратегического развития — это определенное гражданское движение, в котором участвует власть, бизнес, гражданское общество в лице своей интеллектуально-культурной элиты. Если говорить более конкретно, представьте себе, только 2 года назад в Екатеринбурге, только в договорных работах по стратегическому развитию города, было задействовано более 250 человек. Т.е. это официально – люди, которые работают в договорах. Был достаточно удачно реализован принцип троек (я так уже утрирую немножко). Что же это за тройка?

1. Под каждую программу есть чиновник, причем не рядовой чиновник, а тот, который будет действительно за выполнение программы отвечать. Пусть то по промышленности, по медицине – какая угодно программа.
2. Представитель бизнеса, т.е. тот, кто заинтересован в своих деньгах, в своих финансовых интересах.
3. Ученый или ученый эксперт.

Понятно, что их может быть по несколько человек на каждое направление, но тем не менее. К сожалению, этого у нас до сих пор не появилось, может только первые наметки появились – того, что называют альянсом элит. Это первое, но этот альянс необходим. Видимо, вот такого рода встречи и даже переход от дискуссионных площадок к клубам, к клубному движению совершенно необходим – потому что формально, только формально эти вещи провести нельзя. Итак, нам необходимы действительно клубы, необходимы площадки, где мы бы решали вопросы по формированию в Омске согласование интересов представителей вот этих трех групп: власть, бизнес, элита (интеллектуальная, культурная элита).

Следующее, на что я бы хотел обратить внимание. Дело в том, что наше мышление очень инертно, гораздо более инертно, чем деятельность. Скажем, вот тот стереотип, который сформировался в отношении Омска во второй половине ХХ века – как крупного промышленного центра, что у нас такие-то предприятия – он, конечно, очень сильно довлеет. Хотя это сейчас всем более или менее подготовленным людям ясно. Общество вступило в формат постиндустриального развития и этот резко осложнило ситуацию для Омска. Омск сейчас реально находится между двумя постиндустриальными центрами – это Екатеринбург и Новосибирск. И основные финансовые потоки сосредоточены, будущее определено так, что те же финансовые потоки, потоки трудовых ресурсов ориентированы только на постиндустриальные города. Парадокс: Екатеринбург имеет прекрасный индустриальный потенциал и тем не менее он сориентирован уже на постиндустриальное развитие со всеми его характеристиками и чертами. К сожалению мы только сейчас, наверное, выходим на понимание того, что наше будущее может быть связано именно с постиндустриальным развитием, т.е. развитием сферы обслуживания, торговли, интеллектоемких, наукоемких отраслей, образования, информационных технологий. И ведь у нас действительно есть. Вчера было такое интересное событие: я присутствовал на 10-летнем юбилее фирмы «Б-Граф», которая занимается информационными технологиями на самом высоком уровне, имеет контакты и за рубежом и у нас в стране. На самом деле нужен определенный перенос акцента и, если возвращаться к тому, что надо совершенно профессионально заниматься проблемами города и региона – это действительно серьезная комплексная работа. Но Владимир Николаевич (Крючков) правильно сказал относительно миссии. Как в последнем документе мы сформулировали миссию – и относительно нашей формулировки, и той. Которую предложил Владимир Николаевич я готов поспорить. У нас неплохая формулировка. Которая, кстати, не противоречит, а включает то, что говорил Владимир Николаевич. Но дело сейчас скорее в том, что вы прекрасно понимаете: работа пойдет. когда у работы есть заказчик – фактически его нет до сих пор. И мы в нашей группе говорили откровенно, что мы сами выступили заказчиками на нашу деятельность. Ни со стороны бизнеса, ни со стороны гражданского сообщества, ни со стороны власти серьезного заказа в этой области к сожалению нет. И я надеюсь, что наши действия помогут все же сдвинуть процесс. Мы когда-то были одними из первых в России, кто занялся вопросами стратегического планирования. Это было признано, в частности, на городской конференции, которая собрала много гостей, в том числе из-за рубежа. Но, к сожалению, темпы потеряны, и сейчас многое надо было бы возобновлять.

Спасибо.

Вопрос (Авдейчиков): В этой триаде: власть – бизнес – общество, как Вы считаете, какое звено или какие звенья выпадают?

Разумов: Вы понимаете. то что мы все готовы – это понятно, но речь идет уже о конкретной организации. О том, что я, например, наблюдал и даже участвовал отчасти в Екатеринбурге. А мы – мы готовы уже лет пять, но четыре – точно. Т.е. пока нет элементарного, нужны, вы прекрасно понимаете, организационные механизмы. Где они? Т.е. не задействованы пока. Скажем. Нина Николаевна Нестерова создала большими усилиями некоммерческое агентство по социально-экономическому сотрудничеству по выполнению проектов. Но, первое, какими силами, а, второе, заработает оно или нет – это тоже вопрос, и во многом от нас зависит. Т.е. на уровне благих пожеланий все есть, на уровне конкретных мероприятий, событий, механизмов – увы.

РЫЖЕНКО Леонид Игоревич,

Председатель Совета ИСИД –  Информационной сети интеллектуальной деятельности, к.т.н.

Уважаемые друзья!

На протяжении всего периода концепции я задавал своим коллегам вопрос: «А кто является заказчиком на нашу работу?». Ответа я не получил. Совершенно понятно, если мы будем связывать с миссией города, то заказчиком на развитие города в предыдущий период было государство. Кроме того, для Омска характерно, что государство всегда было заказчиком на развитие города, начиная еще со времен колонизации этих территорий и заканчивая XX веком, социализмом, когда интересы государства сконцентрировались здесь только потому. что Омск находился в глубочайшем тылу, вне зоны достижимости баллистических ракет. Здесь была размещена вся эта промышленность, и нефтекомбинат был построен до сегодняшних обстоятельств. Сейчас ситуация изменилась, совершенно ясно, что история городов демонстрирует следующее: город становится жизнеспособным и имеет развитие только тогда, когда в этом городе действительно формируются сообщества и механизмы, которые могут себя воспроизводить. Это истина, которую не следует доказывать и на которую сейчас не стоит тратить время. И я бы сейчас хотел сказать о тех практических действиях, которые омское сообщество предпринимало в этом направлении. Вот Владимир Ильич (Разумов) является членом ИСИД, я являюсь председателем этой сети. Эта сеть включает в основном интеллектуалов, а также представителей бизнеса и власти, которые занимаются значимыми, интересными для развития города проектами. На сайте с этим можно ознакомиться. Последней акцией, которую мы попытались провести, была подготовка протокола согласования вопроса о стратегическом развитии. Омска. К этому документу мы шли довольно давно, и осенью был круглый стол. ИСИД проводил круглый стол в администрации города, где был собран довольно широкий круг специалистов, каждый из которых высказывался на несколько поставленных вопросов относительно этой проблемы. В частности:
- каковы должны быть организационные структуры, обеспечивающие разработку и принятие решений,
- каковы должны быть нормативные документы, регулирующие этот процесс,
- каковы должны быть содержательные положения, связанные с миссией города и другими вопросами,
- каковы должны быть механизмы реализации.

Затем на основании этих высказываний был подготовлен документ. Этот документ был опубликован на сайте, и были сделаны рассылки. Приходили предложения и выбрасывалось из документа все то, что вызывало противоречия, т.е. остался некий сухой остаток, который будет отправной точкой для дальнейшей работы. Так было зафиксировано три позиции:

1. Будущее Омска связано с постиндустриальным развитием, возможности индустриального развития для города уже исчерпаны – с этим никто не спорит.
2. Ресурсами для развития города могут стать ресурсы, которые возникают в результате так называемого института стратегического партнерства. Об этом говорили много и попытки наладить стратегическое партнерство, создать какую-то нормативную базу для этого были, но пока что есть только два стратегических партнера – это администрацияг. Омска и ИСИД, за которыми есть просто официальный договор, о котором мэр возможно даже не знает. И стратегического партнерства не получилось, т.е. технологии выработки и принятия решений совершенно различные. А если ввести технологию публикации материалов (идея публикации материалов принадлежала Никите Петровичу Шалмину), затем идет как бы реакция на эту публикацию и в результате вырабатывается какое-то решение. В администрации технология совершенно другая, какая-то бюрократическая, и поэтому они несовместимы.
3. Третий пункт, который был зафиксирован и с которым все согласились – что нужен проект самой системы стратегического планирования. Т.е. ни результатом круглых столов, ни результатом совещаний, ни результатом каких-то административных волевых решений этот процесс невозможно осуществить. Должен быть заказ на разработку системы разработки стратегического развития Омска, как и поступают в других городах.

Я считаю, что пока наш город не созрел для решения этого вопроса и причиной этого является глубочайший провинциализм, который мешает созданию того альянса элит, о котором говорил Разумов. Я рад, что мы все-таки собираемся, и я думаю, что мы сможем отбросить этот провинциализм. Здесь присутствуют люди, которые готовы идти на сотрудничество ради вот этой благородной цели. Спасибо.

Вопрос. (Коломиец) Прежде всего касательно того договора, о котором никто не знает. Значит ли это, что договор пустая формальность – фикция?

Ответ: Нет, это не пустая фикция, а попытка политического партнерства. Это была попытка включить дополнительный ресурс для деятельности администрации. Т.е. структура, которая не входит в администрацию, но обладает определенным ресурсом. Но попытка включить этот дополнительный ресурс не увенчалась успехом в силу того, что технология этого включения отсутствует, ее надо разрабатывать.

Вопрос. (Коломиец) Считаете ли Вы, что првинциальность – это основная причина? И причина, например, в том, что в нашем регионе больше чем в других проявляется монархический характер, так сказать, образования?

Ответ: Знаете. я все-таки думаю причины в провинциальном типе мышления. Это мой ответ.

Вопрос. (Глебов)
Вот Вы сказали. Что возможности экстенсивного развития исчерпаны. На чем основан Ваш вывод?

Ответ: Экстенсивное, безусловно, не исчерпано. Индустриальное развитие, основанное на высоких технологиях, имеет большое будущее. Я бы мог схему нарисовать.

КОРБ Виктор Владимирович,

директор Агентства Региональных Исследований (АРИ)

Я как раз в ответ на вопрос Владимира Николаевича буду рисовать, чтобы не быть обвинённым, что я буду употреблять непонятные термины. Все ли представляют, что такое город? Как я себе представляю ситуацию?

Я нарисую такое солнышко, которое видимо всем. (Схему см. ниже). Вот это солнышко на самом деле, и есть то, что мы называем город. Город - это все мы, живущие в нем люди, независимо от конкретной политической конструкции, от финансов и т. д., у каждого из которых есть своё "солнышко", то есть, свое представление о городе, в голове. И каждое из этих маленьких "солнышек" - прообраз и, одновременно, проекция того большого солнышка. Вот это сейчас и есть город Омск. Это красивая такая картинка. На самом деле роль этого центра (показывает на схеме человечка около большого солнышка) - удерживать этот образ с целым набором механизмов: политических, экономических ит. д. И удерживать вот эту объективную ситуацию - все то, что связано с инфраструктурой, индустрией, территорией ит. д. Вот две главные задачи. Люди должны жить сами, вот они живут – вот здесь, а вот сюда их взоры обращены. А будущее — это вот это пунктирное солнышко. Вообще говоря, у каждого это будущее «солнышко» своё, то есть, получается такой набор маленьких солнышек. И, если удаётся вот это будущее солнышко сформировать и обеспечить его ресурсно и продумать путь вот этого маленького (существующего) солнышка к большому (пунктирному), тогда город есть, он развивается и входит в это новое состояние.

Сейчас самое неприятное в нашей ситуации – отсутствие вот этого солнышка (будущего), а также то, что субъект, занимающий это место (рядом с образом будущего) – банкрот и политический, и экономический. (Я не буду называть фамилии, т.е. персонифицировать). Большинство людей этого просто не понимают. Мы живём в мифах: и те, которые хотят что-то делать, и те, которые приспосабливаются (челноки — их выдавливают, а они приспосабливаются) и мало кто представляет общую картину. Если сильно огрубить ситуацию, можно назвать этого банкрота. Чтобы удерживать город Омск в таком мифическом представлении есть «Сибнефть» - это вот как раз некий центр. Грубо говоря, несколько человек, причём, это не их злая или добрая воля, а скорее некая внешняя ситуация. И главная их задача - удерживать такую ситуацию, которая выгодна этим проектировщикам.

Теперь моё мнение. 10 лет у нас идут обсуждения разной степени согласованности, понимания ит. д., но за 10 лет не было перехода режима обсуждения в режим политической воли. Политической воли не было у тех, кто обсуждает. В историческом смысле – собраться на площади, обсудить и сделать. Такого не было ни разу. Были попытки вот в этой схеме – неправильной, мифологизированной – забраться повыше, в одиночку сюда, забросить представителей, были такие мечты – дойдём, займём здесь ключевые посты, или советовать вот этому месту (держателю мифического солнца). Но оно банкрот уже давно, поэтому либо мы, кто заинтересован в этом, проявляем политическую волю, и начинаем строить нормальный проект - c этими или с другими, сами находим необходимые ресурсы. На самом деле, я думаю, если без споров об индустриальном или постиндустриальном будущем, есть в Омске люди, (мы их просто не знаем) которые могут Омск из этой ситуации вытащить. Если мы в себе найдём политическую волю, или найдём людей, которые готовы проявить эту волю, и вот это сочетание сделаем – понимания того, что мы хотим, не город хочет, а мы, - и реализуем эту волю, то тогда у города шанс есть.

Но я считаю, что у города шанса нет.

(Крючков): Виктор Владимирович, вы сами поняли что сказали?

(Корб) Я вам потом расскажу. Но по многим лицам я понял, что меня поняли.

(Глебов): Я не понял , «Сибнефть – это хорошо или плохо? Для города? В смысле, как базообразующий?

(Корб): В смысле продолжения существования – без гарантий – нормально. Ну, проживем еще 5-10-15 лет, это можно спроектировать. В смысле развития – очень сложно, плохо.

(Рыбаков): По поводу того, что заказчика нет, нет организационного механизма взаимодействия людей. Может. Судя по тому, что Выговорили, вот это сообщество людей выходит на это солнышко и нужен заказчик для планирования и организации деятельности. Необходимость заказчика?

(Корб): Можно найти этого заказчика. Вызвать представителя Будды или Далай – ламы. Можно его найти, я говорил, молодого. Нового Билла Гейтса и из него сделать заказчика. И еще раз – это (заказчик вообще) — не реальная «Сибнефть», это некая совокупность. Можно найти нити развития и двигать их к нашему солнышку, но сейчас схема «не развития». Можно альтернативу найти, грубо говоря, политико – революционную ситуацию. Есть разные схемы.

(Глебов): Вы не против того, чтобы было какое-то организующее начало?

(Корб). Конечно. Без этого нельзя. Проект должен быть.

(Глебов): Но Вы хотите сказать, что «Сибнефть» – слабое звено?

(Корб): «Сибнефть» не заинтересована в развитии города.

(Коломиец): По схеме она — представлена как закрытая, а меня интересует ее открытость и влияние центра и остальных структур? Возможны ли какие-то поиски, какие-то действия, какие средства нужны для того. Чтобы подвинуть схему?

(Корб): Внешняя ситуация – глубоко вторична (с точки зрения развития), она суть – ресурс. Политическая воля – вот что можно использовать, если это нормальный проект. Некие пути я уже сказал. Мы здесь собрались. Если будем выяснять, кто умнее, кто не умнее т.д., вместо консолидации, то тогда будет мой прогноз и я от него не откажусь. Шансов у Омска нет. Ну а дальше – «если бы» — гипотезы. Я этим не занимаюсь. Я не случайно не состою в партии, не уговариваю никого, потому что шансы утеряны, потому что все перешли в режим приспособлений. А те, кто не могут так жить – молодежь в основном – то главный слоган молодежи – «вырваться».

(Разумов): Для того, чтобы появилась некая фигура, которая начнет вытягивать (или группа лиц) – для этого требуется достаточно высокая кооперационная культура и механизмы?

(Корб): Конечно, сейчас мы демонстрируем очень низкий уровень этой кооперационной культуры.

(Разумов): Т.е. фактически – заниматься разработкой этих механизмов.

(Корб): Да, за последние 5 лет исчезли очень многие механизмы. Могу коротко сказать – СМИ как системы массовой коммуникации, чтобы создавать общие механизмы нашего представления о городе – исчезли! Вообще нет СМИ! Я ручаюсь – не мало, не уменьшились, а исчезли! И как система коммуникации перешли в режим удержания и приспособления вот этих всех структур (по схеме). Мы сдвинулись гораздо дальше 92-го года. В смысле инновационном мы гораздо более развалены уже, гораздо ниже, чем раньше.

(Дмитриев): Где в этой схеме гражданское общество?

(Корб): В этой схеме гражданского общества нет.

(Дмитриев): Наша задача, так я понимаю – нарисовать его, сделать и сделать заказчиком.

(Корб): Я не знаю Вашей задачи. Я по поводу Омска сказал: да, у него будет шанс, у него мог бы быть шанс, но сейчас его уже нет. У него мог бы быть шанс, если бы кто-то со мной не согласился, сказал: «Нет, мы не здесь (по схеме – внизу), мы – гражданское общество, мы вот где-то здесь (вверху), у нас есть вот это уже (проект – «солнышко») и мы знаем как вовлечь в это огромную массу людей, как создавать конструкции, на которых держится гражданское общество.

(Авдейчиков): Вам не кажется, что проектировщиком является не «Сибнефть», а вот этот нижний сегмент (по схеме).

(Корб): Нет проектировщиков! Есть удержание ситуации.

(Авдейчиков): Вам не кажется, что нижний сегмент тоже несколько причастен к этому всему.

(Корб): Да, конечно. Пока они пребывают в таком состоянии приспособления, очень тяжело что-то сдвинуть.

ШАЛМИН Никита Петрович,

Начальник отдела Сибирского регионального кадастрового центра

Действует колониальная схема (по Корбу) – это удобно, это выгодно, это всегда будет. Да, в ней идет приспособление. Где-то, наверное, существуют некие лица, которые где-то что-то создали. Например, наша фирма. Мы существуем 10 лет, очень сильные информационные технологии и т.д., но в Омске у нас нет и 2% от объема работ. И я не вижу здесь (в этой схеме) каких-то начальных вещей, чтобы здесь что-то начинало происходить. Просто все живут в состоянии мифа и время от времени происходят какие-то выплески – «Давайте соберемся, чтобы что-то сделать» – как правило ближе к выборам. Просто активизация какая-то, кому-то что-то надо делать, и потом все устаканивается. Какие-то «а-ля» проекты, какие-то заказчики (по схеме). Науке ведь тоже надо как-то жить. Но в данной ситуации никакого стратегического развития быть не может.

(Глебов): Предложения какие? Возможности? Что делать?

(Шалмин): А они упущены. В традиционном плане – безнадежно, в революционном тоже безнадежно.

(Глебов): Может какие-то прорывы в экономике?

(Шалмин): Но вы же сами сформировали сейчас какую-то «империю» — большая, маленькая и т.д. Мы тоже пытаемся что-то делать – независимо. И если вне этой схемы будут появляться какие-то независимые образцы, которые вне мифа живут, то они может быть будут способствовать какой-то реорганизации, реструктуризации. И такая ситуация – новая – в будущем, может быть, позволит сделать эту схему иной. Она будет не аморфной, в ней будут не приспособленцы, а центры, группы уже реальные, тогда, может быть, что-то будет выстраиваться. Сейчас, например, все знают, что Глебов – это Глебов. Еще необходимы центры некой активности и независимости, тогда можно говорить о некоем движении.

(Крючков): Вы работали во властных структурах и сегодня, говоря что Омск потерял шанс, что Вы имеете ввиду?

(Шалмин): Я работал в городских и областных структурах, но еще до того мы начинали что-то делать (я, Корб, Рыженко), и это была попытка прорыва, но все они оказались несостоятельности.

(Разумов): Ваш прогноз – если останется такое положение, то лет через 5-10 Омск прекратит свое существование?

(Шалмин): Эти системы очень живучи и они будут сохраняться в таком состоянии. Сравним ситуацию 80-х — начала 90-х и сравним Омск, Тюмень, Новосибирск.. Омск был предпочтительнее. Особенно в 80-е. Сейчас Тюмень, Ханты-Мансийск – прекрасно, Новосибирск – великолепно, Омск – как был, так и остался. Спад по уровню жизни, но люди приспособились. И это и есть как раз та самая миссия Омска, которую обухом не перешибить – приспособление – может это провинциализм или что-то иное, но разговоры о третьей столице и т.д. – это из области истории и мифологии.

(Гуменюк): На счет живучести – что мы производим, почему мы должны быть живучи, почему нас должны поить, кормить, платить жалованье – зачем?

(Шалмин): Потому что мы существуем, «Сибнефть» нами пользуется. Мы приспособились, они платят – как устроены колонии. Вот в Тюмени – там развитие, а у нас живучесть.

(Разумов): Вы начали в схеме заполнять средний слой. Вы отображаете некие процессы кристаллизации, формирования групп интересов. Какова динамика этих процессов?

(Шалмин): Очень тяжелая, и большой динамики нет, т.к. свойство сообщества приспособленцев выталкивать чужеродные вещи. Часто они выталкиваются, например «Мираф», «Омтор» и т.д. Ужиться здесь очень тяжело, т.к. независимость включается в схему развития, что нарушает систему колонизации. И более эффективно таким структурам размещаться где-либо.

(Аксаментов): Вы себя в этой схеме где видите?

(Шалмин): Я вижу себя вне схемы, вот в этих выкристаллизованных группах.

Рыженко Л.И.
По данным исследований, на 3 руб., производимые в Омске, 2 руб. уходит и 1 руб. – остается. Мы живём на этот 1 руб. Вопрос: как действует в этой ситуации эти организационные системы, которые начинают создавать гражданское общество. Инициативные люди начинают миграцию. Из молодёжи – 35% хотят выехать. Если создаётся энергичный центр, и люди создают такую ячейку, то люди эти выдавливаются. Внутренняя миграция очень распространена. Молодёжь сильно уходит сейчас в виртуальный мир, в Internet, в какие-то клубы, которые существуют вне этой системы. Я считаю, что шанс у Омска есть, что мы должны использовать вот этот потенциал, тех людей, которые готовы мигрировать, но пока ещё здесь. Если мы создадим механизм поддержки таких людей и сообществ, то, я думаю, что-то изменится. Так как уходят от нас и уезжают самые перспективные и энергичные люди.

Коломиец А.М.
Схема (нарисованная) – замечательная. Зачем здесь все мы собрались? Безусловно, потенциал в Омске есть, и гигантский (потому мы и здесь), просто власть в Омске в последнее время – на протяжении 10 лет узурпировала узкая группа людей, которая всё построила под себя, потом появилась «Сибнефть», которая подключилась к этой теме. Поэтому, так как есть политика выжженной земли, никто сюда к нам не придёт хотя выживать как-то надо. Понятно, что мы оказались в глубокой пропасти, а предложения у кого-то есть, хотя бы чисто гипотетически?

Гаценко А.А.
Да, очень интересно, какой же будет результат того, что мы здесь собираемся? Давайте предлагать. Каков будет результат этого собрания? Если ничего не будет, тогда зачем же мы здесь тратим время?

Тикунова З.В.
Живой глоток воздуха в этом помещении. Приятно, что здесь все собрались, кто-то за эти 10 лет работал в разных местах, но все мы здесь потому, что все хотели бы куда-то продвигаться – из аморфного состояния в иное. И есть у нас 300-400 не коммерческих, не политических, не религиозных организаций, действующих на правах гражданского общества. Пусть они небольшие, не очень влиятельные, но они есть. Уже в течении 3-х лет мы настаиваем на том, что должен быть принят закон о социальном заказе. Общественные организации готовы участвовать в процессе. Но Закон не принят. У нас отсутствует проектный, конкурсный подход к системе управления обществом социального заказа. Хотя мы все понимаем, что бюджет должен быть прозрачным, и общественные организации хотят включиться в работу по построению гражданского общества. Но когда мы говорим: «Объявите конкурс для создания программы по борьбе с наркоманией, где бюджетные деньги наиболее эффективно будут использованы» –этого не делается. О Форуме, проходившем в Москве, хочу сказать несколько слов. Все организации, их около 40, которые прошли оформление через оргкомитет в Москве, поехали по своей инициативе и желанию. Их никто не напутствовал, никаких подготовок заранее не было. И когда участники форума вернулись, и пытаются сейчас устраивать какие-то встречи и дискуссии, это всё тормозится. Кем? Ну, например, наша встреча с губернатором не состоялась.

Гаценко А.А. 

Тема у нас сегодня широкая, поэтому буду говорить тезисно. Мне понравился доклад Крючкова В. Н. Считаю нужным поднять четыре темы:
1) миссия города;
2) консолидация;
3) идеи;
4) религия.

Итак, два года делали стратегический план, определяли миссию города, заболтали тему, результат 0. Пока мы не определим, что такое миссия города и какова она, её значение в свете афганских событий, где тот шёлковый путь, который связывает Азию и Север, и что Омск значит Омск для Азии и Сибири. Вот когда мы точно определим миссию, тогда можно двигаться дальше. Что такое консолидация? Есть Ассоциация сибирских городов, и сколько бы мы не говорили о том –развивать нам авиацию, танки или масло делать, до тех пор, пока не будет консолидированной схемы занятости сибирского региона –смысла в этом нет. Для чего нам производить железобетонные конструкции, завозя всё сюда, может проще из Новосибирска привезти готовые плиты. Таким образом, если будет такая консолидированная схема, то будет ясность. Сейчас мы — во мраке. И обращение к областной власти должно быть принято о том, что такая схема консолидации должна быть. Идея –всё связано с миссией. Какова главная наша идея? Та идея –духовная, ради которой возьмут хоть красный, хоть полосатый флаг и пойдут дальше. Без идеи жить нельзя. И последнее – религия. Что она проповедует у нас сейчас? Все наши вожди стоят со свечками, правда, порой не там где положено. Но если задуматься о фундаментализме нашей религии, то понятно, что у них всё заморожено. Поэтому может и духовенство наше нужно пригласить для обсуждения этих вопросов. Они тоже должны высказаться при обсуждении этих вопросов. И я бы не рисовал этих схем. Будущее в Омске обязательно есть. Какое оно? Надо выходить на профессиональный и научный уровень. Расширить эту тему –«Каково наше будущее?». Разбить на тезисы и до хрипоты. Потому как только мы с вами можем что-нибудь сдвинуть...



Источник: http://kvnews.ru/archive/2002/jur12%28532%29/dis_club/930/
Категория: Неразобранное | Добавил: KVV (16.02.2003)
Просмотров: 6800 | Теги: мифы, Омск, 2002, Омский Клуб, стратегия, Глебов, Образ, позиционирование, дискуссия, Рыженко | Рейтинг: 0.0/0 |

Похожие материалы раздела Публикации:

Всего комментариев: 0

Поделиться

Поиск

Познавательно

Объявления

Подписка

Чтобы подписаться на обновления нужных разделов, нажмите на соответствующую ссылку:

  • новости ОК
  • публикации ОК
  • дневник ОК
  • объявления ОК
  • форум ОК
  • фотографии ОК
  • Любопытно

    Вход