ОМСКИЙ КЛУБ


Рубрики

Омская Крепость. Omsk Square [20]
Материалы проекта сохранения и развития центральной части Омска.
Гражданский план "Омск-300" [17]
Материалы "Гражданского плана 300-летнего юбилея Омска".
Если бы мэром был я [1]
Конкретные предложения по улучшению жизни в Омске.

Опрос

Откуда вы узнали об Омском Клубе
Всего ответов: 118

Интересно

Теги

Омск Омский Клуб дискуссия семинар Клуб Деловых Журналистов маркетинг позиционирование дискуссия по позиционированию Омска архитектура стратегия выставка мифы проект Корб Экология рефлексия муратов Образ фото Кручинский конкурс региональный маркетинг Шатилов сайт дерево коновалов Развитие Кунгурцев диспут Костарев Позиционирование региона интернет память Политика Россия клуб чиновники брэнд город экспертиза Власть бренд история искусство культура СМИ Монстрация брэндинг сообщество инфраструктура проектирование Выборы бизнес Омск-300 ГПО блогер #Omsk город-сад Город-пень Блогеры территориальный маркетинг памятник снос акция день города арт-выставка Омская область горсовет гражданский план Омская крепость депутаты гражданская самоорганизация самоуправление Друг Деревьев городские ущелья градостроительство видео самоорганизация организация инициатива урбанистика #НаПушкина коммуникации гражданский план Омск-300 Федоров Любинский Активность Открытая Крепость Завьялова управление Экономика методология социология Клуб Блогеров Аналитика ОКБ акции Мельниченко 2013 2009

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Публикации

Главная » Статьи » Гражданский план » Гражданский план "Омск-300"

Игорь Коновалов: "Хочется видеть в городе культурное пространство, отражающее его историю"
Авторское пояснение к эскизному списку предложений в Гражданский план "Омск-300". Начало

Обоснование

Не берусь обсуждать масштабные проекты, заложенные в официальную программу к 300-летию Омска. Все они никак не отражают 300-летнюю историю нашего города. Если признавать значение юбилея как вехи на пути развития, то хочется видеть в городе насыщенное культурное пространство, отражающее всю его историю. Не буду поднимать дежурную тему сохранения существующих памятников и их состояния. Очевидно, что даже реставрация всех их не создаст нового качества осмысления нашей истории. Также очевидно, что сосредоточившись на масштабных проектах администраторы потеряли время. Незнание и недооценка истории привели к тому, что на создание нового качества культурного пространства не предусмотрены средства.

Эти обстоятельства приводят к мысли, что для создания качественного культурного пространства нужно срочно сосредоточиться на осмыслении, выявлении, создании или воссоздании небольших, но знаковых объектов, которыми отмечены вехи в истории города.

Это будет посильно для города по срокам и по финансам и позволит зафиксировать 300-летие в зримых образах, которые останутся навсегда в памяти горожан. Такой подход позволит сделать подготовку к юбилею общенародной, вовлечь в нее массы омичей.

Предстоит большая организационная работа. Нужно сначала собрать все предложения по выявлению объектов для реализации. Собирать их нужно с запасом, поскольку не все предложения удастся реализовать по организационным, финансовым, административным причинам. Некоторые предложения будут отвергнуты как нецелесообразные или неуместные. Но должны быть выбор и свобода для маневра. Не нужно бояться, что предложения будут не полными и не всеобъемлющими. Этот процесс может продолжаться и после юбилея. Главное — дать ему толчок. Уже сейчас есть очевидные идеи, у которых много сторонников. Если начать реализацию с них, то дальнейшее направление будет яснее.

Самое трудное — это организовать общественников на плодотворную работу по выработке программы и определению средств ее реализации. Чиновники это делать умеют, но не хотят. Обычно мы просто выпускаем мысли в эфир, что никого ни к чему не обязывает.

Реальная работа начнется только когда по каждому предложению будут определяться ответственные, сроки, источники финансирования, наличие проектно-сметной документации, способы реализации и исполнение всех решений будет отслеживаться.

Предложения

Теперь к предложениям. Я, как человек, имеющий отношение к краеведению по специфике своей деятельности, могу предложить создание и воссоздание недвижимых объектов, и считаю, что именно они будут оказывать наибольшее эмоциональное зрительное воздействие на омичей, формировать среду нашего обитания. Конечно, другие предложат к юбилею что-то написать, издать, спеть, сплясать; это тоже важно, но среду обитания не формирует.

Чтобы не запутаться, буду перечислять объекты по хронолого-территориальному принципу, с небольшими комментариями. Еще раз оговорюсь, что не претендую на всеобъемность и истину в последней инстанции.

Начну сначала — с первой омской крепости. Я склонен доверять привязке крепости, предложенной В. И. Кочедамовым, поскольку он брал за опорные точки красные линии улиц Луговской слободы, которые остались неизменными с основания города по сей день. Эта привязка позволяет определить местоположение основных объектов крепости. Наиболее знаковыми из них были крепостные ворота и первая в Омске крепость Сергия Радонежского. Ворота задают габариты крепости. Церковь определяет центр. Всего ворот вместе с воротами Луговской слободы было 6 (1-6). По привязке получается, что почти все они попадают на проезжую часть современных улиц. Это объяснимо, поскольку город рос от крепости и улицы шли от ворот. Но если ворота подвинуть на несколько метров на тротуар, то все они удачно вписываются в существующую застройку. Ворота были рубленые, типичные для русских острогов. Их вид и размеры известны, они опубликованы у того же Кочедамова. Кроме ворот можно восстановить участок засеки Луговской слободы (7) по улице Тито, которая изначально была границей слободы. К воссозданию ворот можно привлечь коммерсантов, потому что все ворота являлись башнями и имели помещение, которое можно сейчас использовать в коммерческих целях.

Сергиевская церковь (8) по привязке Кочедамова попадает на газон в сквере Борцов революции между остановкой «Площадь Ленина» и цветочным магазином. Она была небольшой, деревянной. При желании епархия с ней справится.

Где-то там же была могила строителя второй Омской крепости — Шпрингера. (9) Можно ее поискать, но если даже точно не найдем, где-то там можно поставить памятник ему. Мне кажется, такой подход будет самым честным. Если место кажется не очень убедительным, то можно обсуждать. Но памятник ему должен быть, так как он качественно изменил статус Омска. К финансированию можно привлечь военных.

Связующим звеном между первой и второй крепостями была Ильинская церковь (10). Если сейчас не реально ее восстановление, то можно провести ее раскопки по типу работ на Воскресенском соборе и экспонировать ее руины. К этим работам можно привлечь общественность.

Напротив Ильинской церкви в нынешнем Врубелевском сквере стояли «Царские ворота» (11). Это деревянная триумфальная арка, сооруженная в честь приезда в Омск Николая II. Не великое сооружение. Может стоить порядка 300 тыс. рублей. Можно привлечь спонсоров. Перед воротами стоял «Царский павильон» (12). Это закрытая деревянная резная беседка, в которой встречали Николая II. Если признать ее восстановление целесообразным, то это может быть коммерческий объект. Тогда и восстановление ворот можно будет увязать с восстановлением павильона.

С пристани Николая II повели в Генерал-губернаторский дворец, который утратил важную деталь: в нише на фронтоне был герб — двуглавый орел (13). Его можно восстановить за казенный счет.

Тот же генерал-губернаторский дворец имел усадьбу с каменной оградой и парадными воротами (14). Еще в начале 80-х при реставрации здания художник Десятов предлагал восстановить фрагмент ограды между двумя музеями, чтобы закрыть хозяйственный двор. К этой идее можно вернуться за счет средств министерства культуры.

Перед дворцом когда-то была Дворцовая площадь. На ней сохранился один их домов середины 19 в. Это левая часть дома 20 по улице Ленина. Но на фотопанораме 1863 года он с мезонином, имеющим балкон с галереей. (15) Мезонин — сейчас почти утраченный в Омске архитектурный прием, в свое время достаточно распространенный. Он значительно обогащает архитектурную композицию. Этот дом за счет мезонина стал бы масштабнее, иначе он сейчас выглядит приземистым. У дома есть владельцы. Дополнительная площадь будет им не лишняя. Мезонин можно построить из легких конструкций. Это не дорого.

За этим домом стоит дом 5 по улице Тито, постройки 1925-27 годов. На старых фотографиях он имеет арочные фронтоны и шатровые башни (16). Это интересное архитектурное решение, обогащающее силуэт. Оно также визуально поднимет дом, тоже оказавшийся сейчас приземистым. У дома есть владельцы. Можно попробовать их убедить.

Если дальше пройти по улице Тито к Речному вокзалу, попадаем на площадь Бухгольца. Если к юбилею не сделаем другого памятника в честь основания города, то нужно привести в порядок и доделать стоящее там ядро (17). На нем были задуманы барельефы. Нужно подумать о их реализации с помощью спонсоров, министерства культуры, союза художников и др.

Рядом усадьба Батюшкина, именно усадьба, а не только дом. В буквальном смысле ключевым элементом этой усадьбы были парадные ворота (18). В годы Гражданской войны это был пост №1 Белой России. При последней реставрации они не были восстановлены, хотя технологических препятствий не было. Просто не хватило осознания. Я надеюсь, областное правительство доработает свое упущение.

Если пройти по набережной к кадетскому корпусу, то на углу улицы Чкалова видим унылую серую постройку промышленной архитектуры, относящуюся к кадетскому корпусу. Но перед ней уцелела стена стоявшего здесь здания постройки XIX в. (19) Если ее полностью восстановить, то она закроет собой убогую постройку и восстановит исторический вид. Эту стену продолжает стена ограды Кадетского корпуса (20). Раньше она выглядела как старая крепостная стена, по сути и являясь таковой. Недавно ее оштукатурили и поставили на ней металлический забор. Когда-то в этой стене было несколько караульных крепостных башен (21). Сейчас частично уцелела одна из них, которая стоит заброшенная, и к ней пристроен туалет. Если бы эту стену оформить именно как крепостную стену с зубцами и башнями, то это была бы Омская «кремлевская стена» (а кадеты были бы защитниками старой крепости). Но для этого ее нужно очистить от случайных пристроек, от штукатурки, от металлического забора, отреставрировать кладку, выложить зубцы, восстановить башни. Но боюсь, что щедрые вливания в кадетский корпус из областного бюджета уже иссякли. Хотя на будущий год кадетскому корпусу 200 лет.

Сейчас перед этой стеной заложен Кадетский сад (22). Исторически он был за стеной, на территории. Пусть будет за территорией, но его нынешний вид не делает чести областному правительству, тем более что на закладном камне склоняется имя губернатора. Сейчас об этот камень вытирают ноги, разбивают банки с краской и бутылки из-под пива.

Если обойти корпус, то стоя у главного фасада возникает вопрос — неужели, кроме Куйбышева, здесь никто не учился? Тем более что многие помнят, что еще недавно главный фасад был буквально увешан памятными досками. Справедливости ради скажу, что новые отличные памятные доски некоторым выдающимся выпускникам установлены на плацу для воспитания кадетов. Но в Омске нужно воспитывать не только кадетов, а кто-то уже воспитан и хочет просто гордиться своей историей. И есть кем гордиться, и эта гордость должна быть достоянием всех омичей. Нужно восстановить на фасаде доски Карбышеву, Валиханову, Гуртьеву, Тартуской дивизии (23-26). Кроме того, установить доски Корнилову, скульптору Клодту, который тоже был выпускником Омского Кадетского корпуса (27-28).

В портике Кадетского корпуса исторически был балкон (29). Это интересный типичный прием русского классицизма, уникальный для Омска. Если его восстановить, это будет единственный в Омске пример, который обогатит омскую архитектуру.

На фасаде Кадетского корпуса было еще одно крыльцо (30), с которого можно было сразу попасть в цокольный этаж, в котором сейчас подготовлены экспозиционные площади под музей Казачества. Были разговоры, что он будет общедоступным, пора их реализовать.

Напротив Кадетского корпуса — Никольский собор. Раньше у него была ограда со Святыми воротами (31). Учитывая нынешнее беспокойное соседство, она могла бы быть уместной. Тем более что она была исторической и представляла художественную ценность.

Еще в 80-е годы были разговоры о памятном знаке казакам на Никольской площади (32). Памятника до сих пор нет. Были даже проекты М. М. Хахаева и др. Казаки сыграли для Омска большую роль. Пора ее оценить.

Если возвращаться к Оми, то проходим здание Общественного собрания. Сейчас восстановлен его обрубок, но без декора (33). Правда, изначально здание и было строгим, но в начале 20 века на фасаде была сделана барочная стилизация. Здание преобразилось. Завершение фасада сейчас выполнено под барочную стилизацию, но остального декора нет. Считаю целесообразным его восстановить. Сейчас здание принадлежит церкви и у нее были большие планы. Можно уточнить, готова ли епархия к их реализации.

Соблюдая хронологическую логику, перенесемся во вторую Омскую крепость. Но чтобы двигаться по порядку, сначала вспомним про мост. В проекте Юбилейного моста были 4 скульптурные группы на завершении ограждения (34). Они должны были символизировать путь советской власти за 50 лет. Как бы к нему ни относиться, но этот путь был. Правда, власть сама себя не уважала, так и не реализовав собственный замысел. Может, боролись с излишествами. Сейчас, по прошествии лет, можно посмотреть на историю со стороны и вернуться к этой теме. Кстати , при ремонте соседнего Комсомольского моста, совсем недавно, были выполнены барельефы, задуманные там изначально.

Под Юбилейным мостом сохранилась каменная опора «железного» моста (35). Снятые с нее камни разбросаны тут же в русле. Ее можно восстановить с небольшими затратами, перекинуть на нее мостик с набережной и разместить там, к примеру, летнее кафе. Это может быть коммерческий проект.

За мостом, через дорогу, в свое время был главный вход в Любину рощу, оформленный оригинальными воротами (36). Сейчас это место на тротуаре. Технических препятствий для восстановления нет. Сооружение небольшое и недорогое. Надеюсь, найдутся благотворители.

Если дальше идти во вторую крепость по нынешней Партизанской, то слева — сквер, называемый сейчас официально Воскресенский, по названию существовавшего здесь в 18 веке форштадта, который в начале 19 века сгорел; с тех пор здесь сквер. Он сменил несколько названий. Одно время он назывался Марьиной рощей, а в начале 20 века это был сад «Аквариум». Он тоже имел интересные ворота (37), запечатленные на фотографиях. В отличие от ворот Любиной рощи, восстановленные ворота сада Аквариум по-прежнему вели бы в сквер.

Чтобы не возвращаться, по пути отметим ТЭЦ-1. Ее главной доминантой была дымовая труба (38). Ее восстановление неоднозначно, потому что она будет доминантой общегородской. Но если признавать ценность ТЭЦ как памятника промышленной архитектуры, то она ценна полностью, вместе с трубой. До отметки около 10 метров труба сохранилась. Технических сложностей в ее восстановлении нет. Омскэнерго не самая бедная компания. На трубе можно организовать смотровую площадку и водить платные экскурсии. Это может быть коммерческий проект.

На берегу чудом уцелел водозабор ТЭЦ-1 (39). Его как-то восстановили, но он никак не работает. По его функциональному назначению от него идет проходной тоннель до здания котельной. Его не может не быть, иначе водозабор не имеет смысла. Это хороший повод реализовать мифы об омских подземельях. Если этот тоннель привести в порядок, по нему можно водить экскурсии. Это коммерческий проект.

Наконец добрались до второй крепости. Но история самого места многослойна и у второй крепости есть предыстория. До крепости там была Омская слобода. У нее были свои ворота (40). По привязке Кочедамова они были в сквере у ДК Дзержинского по Партизанской. Они были однотипны воротам первой крепости. Еще в слободе была первая деревянная Ильинская церковь, перенесенная при строительстве крепости на левый берег. (41) Она стояла в районе нынешней «кирхи». Можно уточнить или выбрать место и поставить там небольшую деревянную часовню в память о той церкви.

Еще при этой церкви было одно из первых в Омске кладбищ (42). На него натыкались при прокладке сетей в выставочном сквере. По-человечески его нужно отметить памятным знаком.

Наконец, сама крепость. Самым значимым ее объектом был Воскресенский собор (43). Если губернатор взял паузу в его восстановлении, то она не должна превратиться в эксперимент по выращиванию бурьяна. Это не делает чести областному правительству, но в паузе есть положительные стороны. Она дает возможность не спеша вскрыть руины и переосмыслить методику реставрации. Объект может и должен работать в культурном пространстве города даже в руинированном виде. У него при этом есть одно преимущество — он, безусловно, подлинный. Правда, его нужно привести в экспозициальное состояние, чтобы были понятны габариты здания, его конструкции, провести консервацию руин для их сохранности. На самом деле это не затратно, посильно общественности и может объединить горожан. Общественные работы на соборе ведутся уже 2 года. Мы не просим помощи у чиновников, главное, чтобы не мешали. Взаимопонимание есть. Этой весной мы снова приглашаем желающих принять участие. Чтобы объект зазвучал во всю мощь, мы планируем отметить на нем знаковые места, связанные с выдающимися людьми российского и мирового масштаба. Это Достоевский, Врубель, Стефан Знаменский, Иоанн Кронштадский...

Второй по значению объект крепости — это Гауптвахта (облвоенкомат) (44). Недавно ее реставрировали, насколько хорошо — это другая тема. Хорошо, что восстановили башню. Кстати, есть свидетельства, что на этой башне были первые омские городские часы - тоже неплохо бы восстановить. Не была восстановлена галерея с балконом. И это очень важно, поскольку балкон гауптвахты — ключевой момент в понимании жизни крепости. Это не был архитектурный изыск. Главным фасадом гауптвахта выходит на платц-парадов. Именно на этом балконе отцы-командиры и принимали парады. Надеюсь, сейчас военных удастся убедить и у них найдутся деньги на восстановление галереи с балконом.

Следующей по значению в ансамбле площади Платц-парадов идет Лютеранская кирха (45). Исторически она имела колокольню, причем в разное время разную — первоначально барочную, позже — готическую. Искусствоведы дружно склоняются, что с барочной колокольней она была гармоничнее. Колокольня кирхи — важный акцент в ансамбле. Уже давно М. М. Хахаев сделал ее проект. Нужно вновь обратиться к новому руководству УВД (в кирхе сейчас музей УВД). При желании возможность они найдут.

На замыкании главной оси крепости — улицы Спартаковской стоит дом генерал-инженера (улица Победы, 5) (46). Он ровесник второй крепости — постройки 1768 года. Именно этот дом является на сегодня самым старым в Омске. На самом деле дом рубленый, кирпичом его обложили в начале 20 века. Но и до этого дом неоднократно менял свой облик. А первоначально он был с мезонином, имел сложную крышу с изломом. Стоя на главной оси именно он был центром ансамбля площади. В первоначальном виде дом был наиболее интересен. Нужно подумать о возможности вернуть первоначальный вид. У дома есть хозяева, может, это их заинтересует.

Но независимо от своего вида дом связан с выдающимися людьми. Первым его жителем был сам Шпрингер, которому можно посвятить мемориальную доску на фасаде (47). Вторую доску можно посвятить Достоевскому, который, будучи военным инженером, работал в этом доме в инженерной команде (48).

В ансамбле площади Платц-парадов есть утраты. Одна из них — генералитетский дом (49), который стоял на углу улиц Достоевского и Партизанской перед ДК Дзержинского. Против его восстановления возражало прежнее руководство УВД. Сейчас есть смысл обратиться снова. Если рассматривать его как коммерческий объект, то желающих долго искать не придется. Значимость этого дома в том, что в нем жили первые омские губернаторы, а у них бывали многие выдающиеся люди. После восстановления их память можно будет увековечить на фасаде.

Через дорогу от генералитетского дома стоит Военное Собрание. Как ложка дегтя его портит случайный козырек над крыльцом (50). Хотя на старых фото хорошо читается, каким он был историческим. А перед входом в здание еще недавно стояли две скульптуры воинов (51). Для омских офицеров они были знаковыми. Можно возродить эту традицию. Одна из скульптур сейчас стоит на территории музея воинской славы, вторая нуждается в реставрации. В их восстановлении могли бы помочь ветеранские организации.
 
Крепость в целом связана с рядом выдающихся людей. Их память нужно отметить в ее пространстве. Список может продолжаться, но тех, о ком знаем, можно отметить уже сейчас. Перечислю их в произвольном порядке. Начну с уже упомянутого выпускника кадетского корпуса Клодта. Он жил в крепости и бегал рисовать лошадей в манеж, который был на месте 19 школы. В этом районе можно установить копию одной из работ Клодта (52). Продолжу лошадиную тему. В крепости служил автор «Конька-горбунка» Петр Ершов. Вероятно, здесь он и написал эту сказку. Этот персонаж имеет право поселиться в крепости. (53) Место надо уточнить.

В крепости «отбывал» службу сосланный в солдаты ученый Черский. Он был человеком многогранным, но более он известен как географ. В этом качестве он обязательно бывал в военно-топографическом отделе, который располагался на улице Таубе, 13. Было бы хорошо посвятить ему хотя бы мемориальную доску на фасаде (54). Думаю, картфабрике это под силу.

Из Омской крепости ушел на войну с наполеоном прославленный Шерванский полк. На месте его казарм нужно поставить хотя бы памятный знак (55). Думаю, это дело чести омских военных.

В крепости служил полицеймейстер Балашов, который, как рассказывает А. М. Каримов, разоблачил здесь шайку фальшивомонетчиков. Впоследствии он стал полицеймейстером Петербурга. Это любопытный факт из истории крепости, который вызовет интерес туристов. Памятник ему (56), может, даже с легкой иронией, можно поставить у Денежной кладовой.

У Тобольских ворот крепости стоит памятный знак скульптора Голованцева — колонна с орлом. Когда-то на нем был барочный картуш (57) с информацией о крепости. Сейчас знак бессловесный. Хотелось бы, чтобы он заговорил.

К самим Тобольским воротам нужно вернуться. Помимо архитектурных ошибок, их вид недостоверен. Считаю, что нужно внимательно изучить историю появления караулки на воротах (58). По логике она могла появиться именно в действующей крепости. При наличии достоверных данных есть смысл вернуться к идее ее восстановления, тем более что градостроительно это оправдано.

Можно, наконец, согласиться с предложением архитектора Хусаинова восстановить тесовую кровлю на Денежной кладовой (59). Исторически это оправдано. А чтобы не создавать технических проблем, ее можно выполнить поверх металлической кровли.

Можно восстановить причал на берегу у Иртышских ворот (60), поскольку он был главным смыслом их существования, и сделать спуск от ворот к причалу. В этом могут помочь речники.

В Иртышских воротах очень высокий чердак, он был таким исторически. Но караулки там никогда не было, это именно чердак, но он мог бы быть эксплуатируемым (61) как летняя экспозиция. Вход на чердак можно сделать над контрфорсом. Небольшая лесенка вид не испортит. Освещать пространство можно через слуховые окно на крыше, не вторгаясь в фасады.

Еще на воротах так и не установлена плита с названием (62). Настоящая плита — в экспозиции краеведческого музея. Архитекторы настаивали на чугунной копии, но у города денег не нашлось. Чтобы ворота не стояли безымянными, есть смысл временно сделать более дешевую бетонную копию или попросить о помощи тех же речников, ведь пароходство, как и ворота, тоже Иртышское.

Без плиты с названием стоят и Омские ворота. Ее тоже нужно сделать (63).

Но чтобы понять, куда же ведут ворота и что такое на самом деле крепость, нужно восстановить хотя бы несколько фрагментов крепостного вала и рва (64), желательно именно на примыкании к воротам, тогда они обретут смысл. Если в принципе поддержат, к этому можно привлечь общественность под контролем археологов. Рвы никуда не делись, а при их расчистке можно насыпать валы. Не нужно бояться, что валы что-то закроют. Их высота всего порядка 3 метров.

Кроме расчистки рвов в крепости можно выявить руины построек XVIII-XIX веков (65). Например, это кордегардии при Тобольских и Иртышских воротах, пороховые погреба в бастионах или недавно снесенные мастерская и кухня.

Вернемся на одну из главных улиц Крепости — Спартаковскую. Стоящий здесь памятник Достоевскому задумывался не одиноким, а в сопровождении его персонажей (66). Может, все же удастся воплотить этот проект. С именем Достоевского связан и дом 7 на улице Спартаковской. Это причтный дом Воскресенского собора, в котором жил его настоятель Св. праведный О. Стефан (Знаменский). В годы каторги он был духовником писателя. Достоевский бывал у него. О. Стефан оказал большое влияние на его мировоззрение. Считаю, что этим фактам нужно посвятить мемориальную доску на фасаде (67).

Улица Спартаковская заканчивается у Тарских ворот. Из старинных чертежей известно, что на воротах с наружной стороны был установлен первый герб Омска (68), возрожденный сейчас. Его восстановление больших затрат не потребует. Есть предложение М. М. Хахаева установить у ворот макет крепости (69). Где-либо обязательно должен быть.

Дальше по ходу на углу Тарской и Соборной площади стоит Архиерейский дом (сейчас УВД). Исторически у него была интересная кованая ограда (70). Сейчас полиция любит огораживаться, если им подбросить идею восстановления ограды, они не откажутся. Ее фундамент сохранился.


Окончание публикации.

Список объектов.
Категория: Гражданский план "Омск-300" | Добавил: Admin (16.03.2012) | Автор: Игорь Коновалов
Просмотров: 5928 | Комментарии: 8 | Теги: история, коновалов, гражданский план Омск-300, памятники, культура | Рейтинг: 4.8/4 |

Похожие материалы раздела Публикации:

Всего комментариев: 81 2 3 »
avatar
1
что значат цифры в скобках?
avatar
3
Это номера из полного списка предложений в ГП. Он будет опубликован в ближайшее время.
avatar
6
ок. Очень жду продолжения
1-1 2-2 3-3
avatar

Поделиться

Поиск

Познавательно

Объявления

Подписка

Чтобы подписаться на обновления нужных разделов, нажмите на соответствующую ссылку:

  • новости ОК
  • публикации ОК
  • дневник ОК
  • объявления ОК
  • форум ОК
  • фотографии ОК
  • Любопытно

    Вход