ОМСКИЙ КЛУБ


Рубрики

Омская Крепость. Omsk Square [20]
Материалы проекта сохранения и развития центральной части Омска.
Гражданский план "Омск-300" [17]
Материалы "Гражданского плана 300-летнего юбилея Омска".
Если бы мэром был я [1]
Конкретные предложения по улучшению жизни в Омске.

Опрос

Откуда вы узнали об Омском Клубе
Всего ответов: 118

Интересно

Теги

Омск Омский Клуб дискуссия семинар Клуб Деловых Журналистов маркетинг позиционирование дискуссия по позиционированию Омска архитектура стратегия выставка мифы проект Корб Экология рефлексия муратов Образ фото Кручинский конкурс региональный маркетинг Шатилов сайт дерево коновалов Развитие Кунгурцев диспут Костарев Позиционирование региона интернет память Политика Россия клуб чиновники брэнд город экспертиза Власть бренд история искусство культура СМИ Монстрация брэндинг сообщество инфраструктура проектирование Выборы бизнес Омск-300 ГПО блогер #Omsk город-сад Город-пень Блогеры территориальный маркетинг памятник снос акция день города арт-выставка Омская область горсовет гражданский план Омская крепость депутаты гражданская самоорганизация самоуправление Друг Деревьев городские ущелья градостроительство видео самоорганизация организация инициатива урбанистика #НаПушкина коммуникации гражданский план Омск-300 Федоров Любинский Активность Открытая Крепость Завьялова управление Экономика методология социология Клуб Блогеров Аналитика ОКБ акции Мельниченко 2013 2009

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Публикации

Главная » Статьи » Гражданский план » Омская Крепость. Omsk Square

Первое рабочее совещание по открытому конкурсу идей "Омская крепость"
Аудиозапись первого открытого рабочего совещания инициаторов и организаторов конкурса на лучшую идею обустройства "Омской Крепости", состоявшееся в министерстве культуры Омской области 6 августа 2013 года.

Участники: Свиридовский, Зернова, Мамонтова, Костарев, Долгановская, Акимов, Федоров, Фрейдин, Корб, Матыцин, Швирст, Семенов.


...

18:02'

Ефим Фрейдин: Давайте про крепость. У меня есть вопрос на уточнение. у нас есть процесс, который заявлен как подготовка технического задания и реконструкцию, и проектировщики уже работают над проектами. Как результаты конкурса, если он в таком формате будет проводиться, будут связаны с этими работами?

Олег Свиридовский: Я поясню. То техническое задание, те планы, которые сейчас выданы проектировщикам, касаются, практически, проектирования конкретных зданий под конкретную заданную муниципалитетом функцию и не касаются пространства крепости вообще. Тем более, когда мы предварительно обсуждали, я думаю, что и часть из того, что заявлено под функцию и что все присутствующие так или иначе слышали и знают (театры и прочее), если смотреть не пессимистично, а объективно, то ряд этих функций осуществлен не бу-дет! Потому что ставка на создание бюджетных учреждений на этой территории она просто не соответствует реалиям финансовым сегодняшнего дня. Поэтому когда мы с Сергеем Владимировичем встречались предварительно, чтобы от этой "политизации" отойти, мы говорили о том, что независимо от того, эти функции или не эти будут у этих шести зданий, который проектируются (а два, вроде как, уже запроектированы), пространство крепости как общественной среды этих зданий и этих проектов не касаются и не трогают. Поэтому контекст у нас проектирования среды для омичей, как сформулировали задачу, он остается для нас все равно актуальным. Будет проект, не будет проекта - это тот этап, который даже при наличии федерального финансирования, ставшего как бы ключевой точкой, вокруг которой [все закрутилось], будет это или не будет - все равно среду создавать нам надо самостоятельно. 

Ефим Фрейдин: Но чтобы подать в октябре заявку на грант, там нужно прописать программу не только для этих зданий, но и вокруг.

Елена Мамонтова: Конечно.

Олег Свиридовский: Немного там не так. Концептуально, чтобы объяснить концепцию создания, в Москве для начала достаточно, образно говоря, небольшой информации: что Омск видит это комплексно. То есть, Омск видит это комплексно? Комплексно! Подает комплексно? Проектная документация на конкретные объекты, на которые будет выделено финансирование, есть? Есть. Экспертизу она прошла? Прошла. То есть, там уже формализованная сторона будет. Почему я и говорю, что когда мы в прошлый раз проговаривали про сроки, мы не привязаны к 15 октября, потому что это срок подачи на конкретные деньги на конкретные объекты.

Елена Мамонтова: Но в любом случае наше обсуждение может быть учтено. Когда мы говорим про записку, мы же туда вкладываем некий смысл, правильно?

Олег Свиридовский: Естественно. То, что мы проговаривали с министерством культуры по представлению наших документов, это не какой-то секрет - мы говорим, что вынесем наши вопросы предварительно на коллегию министерства, параллельно с вопросом по финансированию, чтобы показать что вообще здесь предлагается. И вот эти общественные идеи, извините, с точки зрения пиара в министерстве культуры Российской федерации, они тоже важны будут. Что это не идеи 10-15-20 чиновников и проектировщиков, а это то, что предложено омским сообществом. Мы перед министерством культуры будем выглядеть со своими просьбами... Но увязывать сумму федерального финансирования  и создания непосредственно среды не нужно. Нет такой связи.

Алексей Матыцин: Сразу вопрос, который возник во время встречи, которую Виктор Владимирович проводил...

Виктор Корб: А давайте все-таки предложения к положению, которые Олег Антонович предложил. Я, например, готов уже без вопросов, в рабочем режиме.

[одновременный обмен репликами]

Олег Свиридовский: Вот я поэтому и предлагаю... Александр дал нам алгоритм нашего обсуждения - по нему как бы удобнее и идти.

Сергей Костарев: Может, тогда с организатора начнем?

Виктор Корб: Можно? Я тогда четко по схеме, которую Олег Антонович предложил. Прямо по пунктам. Может, немного не в том порядке, но постараюсь пройти. 

Первое, с конца. Меня немного опередил коллега по нашей инициативной группе. Все-таки хотелось бы видеть скоординированные действия. И это ключевое. Это хорошо, конечно, что много разных попыток, но... То, что здесь заканчивается подведением итогов, но нет результата и включения в ту работу, которая идет. Я бы предложил этот пункт как-то где-то обозначить: что именно является результатом. Понятно, что можно подвести итоги, но дальше могут быть разные результаты: порадовались, выпили, отметили, сходили куда-то, положили отчетик в папку и т.д. Хотелось бы видеть результат как включение или, по крайней мере, согласование с другими движениями в этом направлении. Понимание, что они в разных временных контурах проходят, с разным статусом, но согласованно. Это первое.

Теперь сверху. Инициативное проектирование мне не нравится, потому что это все-таки не проектирование.

Сергей Костарев: Это конкурс идей...

Виктор Корб: Слово проектирование, я сейчас не готов по названию, и это лучше оставить на конец, но это слово не подходит. Организатор - это, наверное, Оргкомитет. Организатором обычно выступает оргкомитет. Это обычный, нормальный такой менеджерский подход. А вот в оргкомитет уже входят некие ключевые участники, представители. Это можно обсудить, кто в него входит. Но это некий орган... Понятно, что минкульт в некотором смысле выступает заказчиком, инициатором или куратором, но организатором должен быть конкретный орган. В нем должен быть конкретный состав, в нем по-хорошему должен быть председатель, секретарь и т.д. То, чего нам очень не хватает почти всегда и везде - этой минимальной культуры, утерянной с комсомольско-партийного времени и не подхваченной современными [структурами]...

Тема не вызывает у меня возражений. 

Цель. Опять-таки мне кажется это не совсем правильно или совсем не правильно. Честнее сказать, что это будет некий инструмент вовлечения сообщества в эту деятельность: в определение возможных направлений, идей, способов наполнения и т.д. Какая задача, какая главная проблема? Мы говорим "вовлечь сообщество". Главная фиксация уже сейчас звучала...

Сергей Костарев: Вовлечь сообщество - это задача, а цель...

Виктор Корб: Ну я думаю, в рамках этого проекта это и является целью. Никакого оптимального варианта решения в рамках этого конкурса, конечно, не будет. Я свою позицию излагаю. Более того, я бы даже ее еще более заузил, но это уже в рабочем режиме: это, скорее, то, что называется "пиаром в хорошем смысле", это, скорее, элемент того самого честного установления содержательных общественных связей, активной части горожан с сообществом в целом. Это привлечение внимания, стимулирование активности и т.д. Это, конечно, не единственная форма, но одна из этих форм. Ну, то есть, я бы предложил немного понизить планку. Исходить из того, что это некий инструмент получения решений, мне кажется, некорректно. Это может стать таким самообманом, с неизбежным разочарованием, с манипулированием по этому поводу. Что нехорошо. Лучше действовать максимально ясно. Это некий элемент открытости  процесса.

Метод. Анонимный я бы предложил убрать. То есть, открытый конкурс. А тут дальше, немного в противоречие тому, о чем я раньше говорил, не идей, а все-таки концепций. То есть, некий ценз или даже не ценз, а ориентир такой деятельностный все-таки заложить. Чтобы все люди, кто хочет принять участие, ориентировались на некую связанность, целостность подхода. Понятно, что они могут, и тут я согласен и абсолютно поддерживаю видение и предложение Сергея Владимировича, "ограничили форматом - а дальше может быть все, что угодно". Но чтобы некая задача или рекомендации, ориентиры по методу все-таки были... Понятно, что кто-то, несмотря на то, что это будет предложено, будет подавать бессвязный набор слов (вот мы сейчас обрабатываем наши эти 150 анкет, дочка у меня вводит, там много интересного, но часто это просто набор слов), но если закладываешь такой ориентир - целостно мыслить, - люди подстраиваются под это.

Жюри - городское сообщество, мне, конечно, совсем не нравится даже и в этом варианте. Тут надо думать. Потому что такой подход - это провоцирование манипуляций. Если мы хотим ставить задачу некоего репрезентирования мнений городского сообщества - при максимальной вовлеченности [выдерживать] максимальную точность, - то это все-таки не таким простым форматом делается, объявлением конкурса и "всеобщим голосованием". Я уже не буду говорить о том, что у нас просто нет инструментов надежного голосования, это отдельный и достаточно сложный вопрос. Или, по крайней мере, это нужно комментировать, что вкладывается в это понятие "жюри - городское сообщество". Это должны быть какие-то разные способы выявления мнений. Это моя больная профессиональная тема... Далее, голосование - это тоже связанный с предыдущим вопрос. Выявление отношения сообщества к представленным результатам я бы предложил отдельно  продумать, не ограничивая простым голосованием, как минимум, потому что пока непонятно даже, где и как оно будет происходить. Надо здесь тогда как-то в общем виде написать, а на оргкомитете уже уточнить.

Победители и сроки особых возражений не вызывают. Выставка, обсуждение, голосование...

И последнее. Надо понимать, как это будет управляться. Потому что даже если это будет оргкомитет, вопрос менеджмента и ресурсов остается. За чей счет это все? Это же требует ресурсов: подготовка, документы, объявления и т.п. Это минкульт делает за счет своих ресурсов? Кто принимает решение об их расходовании? Но наверное, этот вопрос тоже можно будет поместить внутрь оргкомитета, если будет принято мое предложение о формировании оргкомитета. У меня все. 

30:56'

Сергей Костарев: Ну тогда давайте я до конца дойду, а то я не дошел до конца... Я согласен, что должен быть конкурс, но идей или концепций?.. Я бы через запятую написал, чтобы споров не было. Что касается организатора, я с Виктором согласен, надо создавать оргкомитет. И я бы даже предложил прямо сейчас сделать его короткий список из сидящих здесь. 

Олег Свиридовский: Надо, наверное, сначала проговорить, чтобы мы все друг друга услышали, а оргкомитет потом уже перейдет к конкретике. Иначе то, о чем говорил сейчас Виктор Владимирович, мы не выйдем на конкретику. Как более точно определить цель и результат, это можно сформулировать уже более узким кругом. Я, отвечая на Ваш вопрос, считаю, что и целью, и результатом, помимо того, о чем Вы сказали, что это акция, которая сама по себе будет ценна вовлечением сообщества, но ставить такую цель недостаточно - нужен конкретный результат...

Сергей Костарев: Будет имитация...

Олег Свиридовский: А результат должен быть в виде принятия органами власти этой сформулированной общественной позиции. Тогда это результат. В каком виде? Что это - утверждение концепции дальнейшего развития территории или что-то другое, - тут нужно додумывать, потому что тут и юридические нюансы возникают, как эти документы приобретают юридическую силу и т.п.

Виктор Корб: Тогда можно я уточню? Так, как Вы отвечаете, "прямое включение в схему", вызывает прямой конфликт с тем, что мы делаем в рамках инициативной группы. Потому что мы тоже ориентируемся на выявление мнений городского сообщества разными способами профессиональными. И тоже ориентируемся на некий результат концептуально оформленный. И тоже предполагаем, что он должен быть учтен. Там возникает, конечно, вопрос соотношения: в какой паритетности и т.д. Но тогда надо понимать, в каком соотношении будут, как минимум, учтены два этих подхода и их результаты - нашей работы и этого конкурса, - потому что это разные вещи. 

Игорь Федоров: Каримов же еще...

Сергей Костарев: Ну, это не разные вещи - вы просто участники этого конкурса. Так же, как любой другой коллектив. Какое тут противоречие?

Виктор Корб: О! Вот так вот?

Сергей Костарев: Олег Антонович, по-моему, четко это сказал.

Олег Свиридовский: Я так оцениваю эти вещи. Вот ваша группа, Виктор Владимирович, готовит, по сути, тему ту же - видение будущего пространства "Омской крепости", в том или ином виде. Вы тогда для себя результат какой видите? Извините, я вопросом на вопрос. Вы спрашивали, какой результат в этом конкурсе? Тогда и у вас...

Виктор Корб: Олег Антонович, я коротко отвечу. У нас идея конкурсного определения лучшей концепции центральной части Омска является тоже важной. Коллеги меня поправят, если я не очень точно скажу. Но тот конкурс, который мы имели в виду, с этим конкурсом, как минимум, не совпадают. Тот конкурс для определения концепций предполагается более профессиональным, более ответственным. То есть, реально более открытым и ближе к тем конкурсам, на основе которых принимаются решения, а не просто "учитываются".

Олег Свиридовский: Мы тогда не противоречим тем предложением, которое прозвучало. Но если каждая инициативная группа из благих пожеланий, плюс министерство и департамент, если мы будем проводить это - как матрешек, расставим перед омичами конкурсы, мы получим обратный результат: вместо интереса омичей к этому всему, будет.. у нас много фестивалей, например, которые существует только для самых участников. Почему вот ваше предложение о более конкретном проектировании, о чем коллегой было сказано, то есть, мы проводим конкурс идей, а уже вторым этапом - конкретное проектирование.

Сергей Костарев: Можно, Олег Антонович, тут люди подошли, я еще раз сформулирую, в чем главная идея, посыл и для чего мы собрались. Есть разные инициативные группы. Не будем сейчас определять, кто из них профессиональнее. Они все равноправные участники этого конкурсного процесса, представляют свою идею или концепцию. Разрабатывается общая система оценок, результатом являются победители, которые дальше, может, при поддержке финансовой, рассчитывают на доведение до уровня проектной документации. Вот вся идея. Никакого противоречия и параллельности я не вижу. 

Олег Свиридовский: Конечно, мы все должны работать вместе.

Ефим Фрейдин: Надо уточнить. Мы провели ряд дискуссий, в результате которых получили ряд рекомендаций. Эти рекомендации мы оформляем в документ, условно доклад, в котором есть описание аналогов и то, как можно входить в пространство крепости с реализацией разных функций - культурной, рекреационной, общественной, деловой, потребительской. И третий блок - формулировка видения управления комплексом. А когда появилась информация о возможном конкурсе, мы с Александром Вениаминовичем [Бегуном] оговаривали это, что по-хорошему, те рекомендации, которые получены на основе дискуссий и изучения аналогов, могли бы быть включены в разработку конкурса в качестве "технического задания".

Сергей Костарев: Я категорически против.

Ефим Фрейдин: Я объясню, почему. Потому что наша инициативная группа не претендует на то, чтобы разработать конечное видение крепости, которое могло быть участником конкурса. Мы не разрабатываем проект. Потому что тексты предложений, которые уже собраны, они иногда противоречат друг другу. Но они показывают диапазон разброса мнений людей. В этом смысле, конкурс является продолжением такого сбора предложений, которое может дополнять диапазон, который нами собран, и диапазон, который определен рабочей группой Каримова. Это все продолжение процесса набора "длинного листа" предложений идей того, как можно загружать пространство крепости, как его можно использовать. Мы не можем сейчас внутри рекомендаций выделить отдельных людей, которые пойдут на конкурс с готовой концепцией. 

Сергей Костарев: Можно я тут скажу? Почему я так акцентирую внимание. Еще раз говорю, не будем оценивать профессионализм каждого, но если мы хотим вовлечь людей, надо им предоставить возможность участвовать в тех условиях, в которых они хотят сами участвовать. Если мы будем задавать максимальное ограничение из уже проведенных исследований, которые как бы показывают, куда они должны думать, мы автоматически отсечем тех, кто уже был отсечен. Идея была - вовлечь наибольшее количество людей. Поэтому я считаю, что единственным ограничением, которое можно дать людям для разработки собственного видения, - это ограничение, связанное с архитектурным планированием тех самых восьми объектов. Вот их отделить, сказать "в них не лезьте!" Все остальное: метод сбора, учета мнений можете использовать любой, можете никакой не использовать - собственные фантазии предъявить, можете использовать любые методы. Но ограничивать в качестве условия разработки, я не вижу смысла. Потому что тот метод, который был использован, у меня не вызывает доверия.

Виктор Корб: Кто это предлагал? Сергей Владимирович, Вы с кем-то придуманным спорите.

Сергей Костарев: Только что Ефим сказал, что эти рекомендации будут использованы в качестве критерия для предоставления работ.

Виктор Корб: Нет, он этого не говорил.

Ефим Фрейдин: Нет. Я говорил об уточнении задания.

Сергей Костарев: Тем более. Не нужно. Единственное задание для конкурса - это те восемь объектов, которые нельзя трогать. Все.  

Виктор Корб: Мы просто о разных конкурсах говорим. Если имеется в виду то, что мы сейчас обсуждаем, - тот же самый конкурс, который мы имеем в виду, то, извините меня коллеги, я прямым текстом скажу: "Я это воспринимаю как профанирование. Цель этого профанирования я не буду сейчас обсуждать, это не нужно. Но я считаю, что это противоречит даже тому, о чем сейчас Олег Антонович говорил". В такие сроки, с 12 числа, сегодня - шестое. В такие сроки даже потешные мероприятия не проводятся. Потешные в хорошем смысле, помните, как в истории - здесь все историки - как Петр Первый потешным образом создавал серьезные вещи. Но даже потешные, то есть, модельные не создаются так аврально. А уж тем более, не создаются реальные, которые влияют на принятие решений, и фиксируют некое реальное волеизъявление сообщества. Это будет самообман, фальсификация, вообще говоря. Я категорически против этого. То есть, я за абсолютно вот это все - при более четком описании, при понижении планки, если хотите, и при более точном формулировании смысла и значимости этого мероприятия. Подавать это как общий конкурс, напрямую влияющий на принятие решений, - я категорически против. Нет, это один из способов.

Игорь Федоров: Тут же было сказано, раз мы разводим эти вещи - два миллиарда и эти проекты, зачем нам эти сроки?

Виктор Корб: Совершенно верно!

Игорь Федоров: Зачем нам вся эта суета и почему мы должны быть связаны?

Елена Мамонтова: А нужно, чтобы эта записка, которая будет представлена 15 октября, содержала еще и...

Игорь Федоров: Неужели та проектная группа, которая готовила проектирование зданий, не написала ни слова о содержании?

Сергей Костарев: Игорь, еще раз: я не согласен с Виктором, что это профанация.  Для разработки идей, именно идей, достаточно уровня, существующего в нашем омском обществе. 

Игорь Федоров: Так инициативная группа же работала открыто, к ней могли присоединиться все желающие и предложить все идеи. 

Сергей Костарев: Я не согласен, что в рамках методологии этой группы могли высказаться все желающие. Я считаю, что методологии могут быть разные. И лучше вынести эти методологии на общий конкурс... 

[общая дискуссия с перебиванием друг друга]

Виктор Корб: Коллеги, не надо эти противоречия обострять. Никто не говорит, что это единственная группа. Сергей Владимирович это педалирует, а это не надо делать. Нет, мы не единственная группа. Нет, это не единственный метод. Нет, мы не противопоставляем этот метод конкурсу. Нет! Этого всего нет. Есть один подход, который инициирован нами, и он продолжается. Есть [другая] идея по привлечению внимания, стимулированию активности, вовлечения сообщества - то есть, в том же русле. Это тоже очень хорошо. Я категорически против только одного, чтобы это [конкурс] воспринималось (я так услышал, поправьте, если ошибся) как некая общая новая рамка. Так у Сергея Владимировича прозвучало. Вот мы в этот конкурс включим всех: вашу группу, другие группы, международных участников и т.д. Я говорю: если так, то да, но тогда другие сроки, другой статус, другая связанность с существующей схемой принятия решений и т.д. Тогда это другой конкурс. Давайте определимся все-таки, какой конкурс мы сейчас обсуждаем. Если вот этот, который начали, тогда вряд ли сюда включаются все группы и, в частности, наш проект Инициативной группы "Открытая Крепость". Он ведь создает общую рамку тоже. Мы хотим просто все сломать, перемешать? Я думаю, это неправильно. 

[обмен мнениями]

Игорь Федоров: Я правильно понимаю, что минкульт хочет результатом этой общественной работы как бы усилить те материалы, которые разработала группа Каримова?

Елена Мамонтова: Конечно! Сила заявки - это 50% успеха. 

Игорь Федоров: То есть, в результатах работы официальной группы вы не нашли этой "силы".

Елена Мамонтова: Да, силы заявки нет. 

Виктор Корб: А можно я тогда все-таки вернусь, уж извините опять за эти жесткие, неприятные слова про профанацию. Получается так, я специально обострю: некая проектная работа идет параллельно, достаточно закрыто, я нигде этого еще не фиксировал, да пригласили декларативно, но все наши попытки в ту рабочую группу даже представителя включить не увенчались успехом. Но я не буду сейчас долго об этом. Главное: проектная работа идет каким-то своим способом, достаточно закрытым. А сейчас предлагается результат этой проектной работы, который неизвестен в деталях, а точнее, известно, что эта жесткость про восемь зданий говорится (а для меня, например, эта изначальная жесткость про восемь зданий и дайте нам вокруг территорию - это все красиво, но это некорректно тоже, потому что это нецелостно). Короче, можно долго говорить, но есть некий черный ящик, к нему предлагается сделать привлекательную упаковку, меня не надо убеждать в ее значимости и важности, я сам это все знаю и говорил об этом. Действительно, это модно, это правильно иметь эти самые "учеты мнений". Но это, я извиняюсь, получается, что нас будут использовать, грубо скажем, чтобы что-то там продвинуть , продать. Мне это категорически не нравится. Я считаю, что у нас еще есть время и еще не исчерпаны возможности сделать из существующей закрытой схемы проектирования более открытую, раскрыть ее. И это главная задача. Именно на раскрытие нужно вовлекать сообщество, а не просто к тому, что уже есть, и мы на это не можем повлиять, добавить некое обоснование. В таком я категорически участвовать не буду.

Сергей Костарев: А Вы конкретно как считаете, что нужно сделать, чтобы она открылась?

Виктор Корб: Вообще-то, я же изначально предлагал и сейчас это актуально. Должна быть не непонятная рабочая группа во главе с академиком архитектуры, действующая номинально под муниципалитетом с непонятной связью с областной структурой, а должна быть нормальная объединенная рабочая группа... Если есть конкретная задача в минкульт к такому-то сроку представить как можно более проработанное, обоснованное и согласованное с городским сообществом решение, то именно под эту задачу должен быть создан орган, неважно как он называется - рабочая группа, оргкомитет, еще что-то - представительный, в который должны входить представители всех ключевых участников, и этот орган и должен принять решение по открытости, связанности и комплексности этого процесса. Пока этого нет, происходит обман всех, мы все друг друга обманываем, ссоримся, ругаемся. В итоге непонятно, каким образом это "что-то", этот конкретный проектный продукт возникнет, а мы участвуем только в пояснительной записке. Нет, спасибо, коллеги. Так я, точно, не действую. 

Сергей Костарев: Тем не менее, формулировалось именно в таком виде: участвуем в записке, с учетом возможности влияния на проектирование - то, о чем Олег Антонович говорил. По изменению функционала. Как показывает практика, то, что будет запроектировано, не факт, что будет именно так использоваться. 

Виктор Корб: Не понимаю, откуда эта обреченность.

Сергей Костарев: Виктор, ну будем вещи своими словами называть... Факт есть факт: есть восемь объектов, которые сейчас проектируются. Мы сейчас, обреченно или не обреченно, влиять на них в данный момент, в ближайший месяц, вряд ли сможем требованием создания нового коллектива по разработке новой концепции. Но мы можем на них влиять запуском параллельного процесса, развития общественного пространства, которое окружает те объекты, которые существуют. Я бы не говорил так категорично, что это будет всего навсего раздел в пояснительной записке - влияние все равно будет и на эти объекты. И влияние на изменение функционала будет. Но в том случае, если эти предложения по изменению общественного пространства будут реально интересны и качественны. 

Виктор Корб: Сергей Владимирович, а можно конкретнее, как это будет? Вот вы сейчас подтвердили, идет в закрытом режиме проектирование. 

Елена Мамонтова: Вы задали вопрос про пояснительную записку - отвечаю: писать будет конкретно Олег Антонович, который здесь находится. 

Виктор Корб: У меня как раз про пояснительную записку нет вопросов. Но представьте: приходит этот двойной пакет - описание проекта, условно, на что деньги тратить (так и звучало у Олега Антоновича), и пояснительная записка. Если мы никак не можем влиять на первую часть, вы что думаете, когда это приходит в минкульт, кто-то будет производить такую сложную работу - вскрывать, анализировать, экспертировать этот проект, с точки зрения неких слов про  интересы, концепции и т.д.? Нет, конечно!

Сергей Костарев: Виктор, почему Вы говорите за минкульт?

Виктор Корб: Потому что я знаю, как это происходит. И Олег Антонович правильно сказал: есть формализованные процедуры, "есть пояснительная записка?" - "есть" - значит, проект обоснован. Все. 

Сергей Костарев: Будут вскрывать и исполнять, если предложения будут того стоить. 

Игорь Федоров: Это нереально, конечно, и будет все так, как было озвучено. Мы должны сейчас создать дополнение, оболочку к тому, что проектируется в настоящий момент. Для того, чтобы это показывало, что а) учтено общественное мнение, б) общественность одобряет...

[завершение дискуссии и переход к работе оргкомитета по уточнению положения о конкурсе]
Категория: Омская Крепость. Omsk Square | Добавил: KVV (09.08.2013) | Автор: ИГ
Просмотров: 7920 | Теги: конкурс, Омская крепость, градостроительство, гражданский план | Рейтинг: 5.0/2 |

Похожие материалы раздела Публикации:

Всего комментариев: 0
avatar

Поделиться

Поиск

Познавательно

Объявления

Подписка

Чтобы подписаться на обновления нужных разделов, нажмите на соответствующую ссылку:

  • новости ОК
  • публикации ОК
  • дневник ОК
  • объявления ОК
  • форум ОК
  • фотографии ОК
  • Любопытно

    Вход